08:02   08 июля
За два дня в Краснодаре произошло 14 аварий на линиях электропередач. Глава региона поручил сформировать краевой оперштаб для мониторинга ситуации. Виноватых ищет следственный комитет, а в Ростове объявили штормовое предупреждение
общество, нахальные аферы, нахальные расследования, органы

Глуши малину, или почему арестантам хотят перекрыть мобильную связь с волей

Текст: Фима Жиганец Фото: kuban.kp.ru, twitter.com/minsvyaz_news, 24smi.org, crimyakutia.ru и др.
02.01.2020 18:24
2.8K
Тот факт, что с зоны вам могут позвонить – не секрет для многих читателей «Нахаловки». Зэки давно пользуют нелегальные смартфоны для игр, сайтов знакомств и чатов с девушками с пониженной социальной ответственностью

«Кидалово» в клеточку, «разводка» в полосочку

Достали! Не, ну в натуре: оборзели российские арестанты! В декабре глава управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ Андрей Курносенко сообщил: с января по сентябрь 2019 года отмечено более двухсот тысяч преступлений с помощью высоких технологий, размер материального ущерба составил более десяти миллиардов рублей. Треть преступлений совершены посредством мобильной связи. Вы спросите, при каких делах тут отечественные «сидельцы»? А при таких, что треть от мобильных мошенничеств – дело рук тех, кто отбывает срок за «колючкой». По сообщению газеты «Ведомости», в ноябре прошлого года служба безопасности одного из крупнейших российских банков насчитала около 280 сall-центров, расположенных в местах лишения свободы.


Источник: kuban.kp.ru

 

Переводя на популярный русский, мотая сроки на кичах и на зонах, «продвинутые» уркаганы продолжают «кидать» простодушных лохов, совмещая, так сказать, приятное с полезным.

Поэтому, собравшись недавно на совместный «сходняк»… виноват – на коллегию, МВД, ФСИН, ФСБ и Роскомнадзор решили до 30 июля 2020 года проработать вопрос об установке «блокираторов» сигнала сотовой связи на территории исправительных учреждений.

Мне особенно нравится формулировка «проработать». Что это значит – шут его знает. Во всяком случае, ни к чему не обязывает. «Вы проработали?» – «А как же! Теперь надо обмозговать, провентилировать и изыскать резервы!».

Во всяком случае, подобный опыт у слуг закона и чиновников уже имеется. Еще год назад Госкомиссия по радиочастотам (ГКРЧ) создала рабочую группу «по противодействию использованию мобильных устройств подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными». Как пояснил заместитель руководителя Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Олег Иванов, ГКРЧ рассмотрела несколько вариантов блокировки сигналов сотовой связи, но ни один ее не удовлетворил. В конце концов, «комиссия рекомендовала дополнительно проработать вопрос в ходе соответствующей научно-исследовательской работы». Проработали и передали эстафету мэндэвэшникам. При столь ответственном подходе проблема, несомненно, будет решена – к морковкину заговенью…


Заместитель руководителя Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Олег Иванов. Источник: twitter.com/minsvyaz_news

 

К слову сказать, услугами сотовой связи запрещено пользоваться всем, кто находится на территории  исправительных учреждений России. Заходя в колонию или СИЗО, сотрудник обязан сдать телефон – так же, как и следователь, адвокат, член общественной наблюдательной комиссии. Правда, в отношении сотрудников подобные ограничения зачастую не работают.

Но проблема уже достигла таких масштабов, что «прорабатывать» ее дальше становится опасным: неровен час, ловкие проходимцы облапошат и самих проработчиков. Мне пришлось убедиться на собственном опыте. В этом году на мой смартфон уже четырежды звонили «сотрудники службы безопасности» одного из банков и предупреждали, что какие-то негодяи пытаются снять с моей карты средства, поэтому я должен срочно сообщить пин-код и пароль для входа в личный кабинет, чтобы бдительные стражи смогли защитить меня своими виртуальными грудями… Прежде меня подобными звонками никто не тревожил.

 В общем, это безобразие пора прекращать.

От звонка до звонка – без единого звонка

Поэтому в дело решил вмешаться зампред комитета Госдумы по безопасности Александр Хинштейн. Он грозится в ближайшее время внести на рассмотрение депутатов законопроект о поправках в законы «О связи», «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания…» и «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых…».

Радостные и простодушные российские СМИ бодро сообщили о том, что речь идет о блокировке мобильной связи на территориях мест лишения свободы. Но вскоре оказалось, что они погорячились.


Депутат и политтехнолог Александр Хинштейн. Источник: 24smi.org


В беседе с корреспондентом «Московского комсомольца» депутат Хинштейн дает соответствующие пояснения:


– Почему взялись за мобильники в зонах? – вопрос депутату Хинштейну.

– Они сегодня стали настоящим бичом и огромной проблемой в самых разных смыслах. Во-первых, телефонные мошенничества, совершаемые из зон, носят массовый характер и являются одним из источников пополнения преступного «общака».


Во-вторых, через связь из мест лишения свободы преступные лидеры координируют деятельность подчиненных им преступных групп. Есть конкретные примеры, выраженные в уголовных делах, когда из зон организовывались самые разные преступления, вплоть до заказных убийств. В-третьих, через телефоны из зон идет давление на свидетелей и участников следственных и судебных действий.


– Много ли мобильников в местах лишения свободы, как они туда попадают, вы выяснили?

– Ежегодно изымается порядка 60 тысяч таких телефонов. Эти цифры снижаются, но не существенно – раньше изымалось под 70 тысяч. И мы понимаем, что телефоны в местах лишения свободы появляются двумя путями – путем проноса и переброса, либо при поддержке коррумпированных сотрудников. Во втором случае чаще. Предлагаемый нами механизм лишает влияния на этот процесс самих сотрудников.

Любопытный журналист продолжает пытать дальше: «Каким вы видите этот механизм?».

И вот тут начинается самое интересное. Хинштейн излагает свой бесподобный план, который поражает своей нетривиальностью:

–  В случае выявления работы сотового телефона на территории учреждения исполнительной системы, будь то колония или следственный изолятор, начальник учреждения обращается к руководителю территориального органа ФСИН, а тот пишет мотивированное ходатайство оператору сотовой связи. В ходатайстве он просит прекратить оказание услуг связи по конкретным номерам телефона, что и происходит в обязательном порядке. Руководитель территориального органа может обратиться с таким ходатайством к оператору и самостоятельно.

– Как будут выявлять эти номера?

– Оперативным путем, при помощи специальных технических средств. Сегодня ФСИН как субъект оперативно-розыскной деятельности (ОРД) имеет право и осуществляет, в том числе, специальные технические мероприятия, которые позволяют выявить работу номеров в каждом конкретном квадрате. Поэтому, как только фиксируется работа сотовых телефонов в колонии, мы понимаем – безотносительно того, кто по телефону разговаривает и о чем – сам факт его работы в колонии уже вне закона. Номер выявили, дальше начальник направляет его оператору, оператор блокирует.

Мобилы с зоны. Источник: crimyakutia.ru


Да простит меня уважаемый Александр Евсеевич, но в кругах прогрессивной интеллигенции такие прожекты принято именовать «дурдом на колесах». Вы вообще представляете эту милую картину? Оперативники колонии тайными партизанскими тропами выслеживают зэков, использующих мобильники, используют прослушку, вербуют агентов, чтобы выяснить каждый нелегальный номер. Затем они передают сведения начальнику колонии или изолятора. Тот – начальнику службы ФСИН по региону. Тот – оператору сотовой связи. Наконец, все преступные номера блокируют. Но уже на следующий день на зоне появляются новые мобильники, смартфоны, айфоны, планшеты – и опять пошла плясать губерния. Ну сами представьте: шестьдесят тысяч телефонов изымается в год. Это только изымается, а сколько опера просто не находят? К тому же Хинштейн признает: мобилы за «колючку» проносят сами же «начальнички» и торгуют ими. А теперь они же будут контролировать оборот нелегальных носителей сотовой связи! Результат один: потребуется в разы больше сим-карт, цены на них взлетят.  Сбудется вековая мечта нечистых на руку сотрудников. Для того чтобы это понять, не надо быть ни Хинштейном, ни Эйнштейном.

«Воровской прогон» летит на нашу зону…

Если у кого-то на этот счет существуют сомнения, поделюсь своим опытом. Несколько лет назад я выступал экспертом в судебном заседании по уголовному делу в отношении известного вора в законе. Я давал заключение о том, можно ли расценивать угрозы этого «уголовного авторитета» как приказ физически уничтожить арестанта, который не выполнил его указаний.

Дело было возбуждено по материалам, собранным оперативной службы одной из ростовских колоний. Этот случай прекрасно иллюстрирует нашу тему, в частности показывает, как сотрудники мест лишения свободы закрывают глаза на мобильную связь осужденных с «волей».

Еще мобилы с зоны. Источник: crimyakutia.ru


Суть: нелегальным путем в колонию пришла «малява», где дальневосточные воры «курсанули» блатное сообщество, что они «решили вопрос» по новому вору. То есть, говоря по-старому, «короновали» какого-то «стремягу» (кандидата на воровской сан). Нужно было ознакомить с этим «прогоном» всех арестантов и передать далее по цепочке. Прелесть же заключается в том, что «воровской прогон» в наш век технического прогресса не передается запиской, а сообщается по сотовому телефону. Соответственно за прием и передачу отвечает специально назначенный арестант. Короче, арестант передал информацию «смотрящему» зоны, а тот (тоже по смартфону) – «смотрящему» за областью, который находился в Москве. Московский вор заявил, что никому передавать эти сведения не надо, потому что, по его мнению, решение воровской сходки недействительно, а, стало быть, никакого нового вора в природе не существует. «Бродяга», отвечавший за связь, возразил, что ему за подобные действия могут голову оторвать, и предложил московскому «авторитету» самому напрямую решить эту проблему с ворами Дальнего Востока. Столичный «генерал» вскипел и потребовал от «смотрящего» зоны наказать строптивого зэка: «поломать его в позвоночник», «переломать все, что ломается» и «сломать хребет».

Разумеется, все это говорилось в переносном смысле, никто никому ничего не ломал, дело ограничилось парой подзатыльников. Но на основании аудиозаписей оперативники колонии слепили обвинение о подстрекательстве к убийству. Но для нас не это главное. А что? А то, что разговор и с дальним Востоком, и с Москвой арестанты вели по мобильной связи, причем находясь в отряде УУС, что значит «усиленные условия содержания»! В этот отряд направляются осужденные, которые ведут себя агрессивно, настроены резко отрицательно по отношению к администрации и насаждают в местах лишения свободы воровские «идеи», «понятия», «законы» и «традиции». За ними круглосуточно ведется видеонаблюдение. Однако именно в этот момент «случайно» за «сидельцами» никто не наблюдал. Равно как и тогда, когда в отряд пришел «гладиатор» из числа зэков, чтобы накостылять по шее строптивому «дорожнику», который ослушался вора.

Источник: 13.fsin.su


Если такой бардак царит в отрядах, созданных для наказания «черных», «братвы» (осужденных, противостоящих сотрудникам исправительных учреждений), представьте, что творится вообще на зонах. А если и теперь вам это представить трудно, самое время предоставить слово корреспонденту «Новой газеты» Иреку Муртазину – человеку, знакомому с нравами зоны не понаслышке:

«Антимобильные» законы просто не будут работать. Потому что пока начальник колонии установит номера телефонов, с которых осуществляются звонки на волю, пока напишет письмо сотовому оператору, у арестантов уже появятся новые сим-карты. 60 тысяч мобильников, изъятых в колониях, – лучшее тому подтверждение. Ведь перед тем как эти мобильники были изъяты, они как-то попали на территорию режимного учреждения. Не ошибусь, если предположу, что львиную долю телефонов на территорию колоний пронесли сами их сотрудники.

Когда я отбывал наказание по ст. 282 УК за разжигание социальной розни по отношению к социальной группе «региональная власть» в ИК-10 в Менделеевске, в нашем отряде все активисты (так называемые красные – те, кто обслуживает интересы администрации) ходили с мобильниками. И пользовались сотовой связью, даже не сильно скрываясь. Периодически в барак наведывались с внезапными проверками (шмонами) офицеры оперчасти. И уходили с уловом запрещенки – десятком мобильников. Но проходило всего несколько дней, как у всех «красных» снова появлялись телефоны. Часто – те же самые трубки, которые всего несколько дней назад были изъяты. И этот круговорот мобильников никого не удивлял, потому что считался одним из элементов арестантских будней».

Ирек Муртазин. Источник: zampolit.com


Прекрасно зная все это, руководители МВД предложили предложение, которое кардинально отличается от благих фантазий Александра Хинштейна. Они считают, что наиболее действенный способ обрубить телефонное общение зэков с волей – полная блокировка сотовой связи на территории мест лишения свободы при помощи «глушилок». И впрямь, зачем разбираться, с какого номера «блатные» разрабатывают планы преступлений на воле, мошенники дурачат владельцев банковских счетов, хитро выструганные аферисты морочат головы доверчивым женщинам-«заочницам», уверяя их в вечной любви и вымогая посылки, передачи и прочее? А есть еще «идеологи», которые от скуки заводят страницы в социальных сетях, проповедуя блатную «романтику». Но если сотовая связь за «колючкой» запрещена, нет смысла уговаривать операторов отключать конкретные номера телефонов. Проще одним чохом заглушить все.

С этим согласен и Муртазин. Он пишет:

«Вычислить место, откуда идут массовые звонки, на очень локальной территории, ограниченной колючей проволокой и вышками, сложнее, чем вообще отключить сотовую связь в колонии. Видимо, МВД решилось выйти с такой инициативой, прекрасно отдавая отчет в том, что очаги телефонного мошенничества работают под покровительством руководства колоний.

В принципе, блокировать мобильную связь на территории зоны, думаю, несложно. Потому что еще десять лет назад в ИК-10 сам был свидетелем того, как там несколько недель не работали мобильники – ни у «красных», ни у сотрудников. А произошло это после того, как на пульт дежурного местного управления ФСБ поступил звонок о минировании химзавода им. Карпова, который в те годы занимался утилизацией химического оружия и очисткой промышленных отходов, содержащих радиоактивные вещества.

Химзавод расположен в окрестностях Менделеевска – через забор от ИК-10. Правоохранительные органы быстро вычислили, что звонок с угрозой поступил именно из колонии. Туда нагрянули оперативники ФСБ и очень быстро вычислили и точное место нахождения мобильника, и конкретного телефонного террориста. А еще технические службы ФСБ установили «глушилку», которая и заблокировала мобильную связь. Офицеры колонии рассказывали, что «глушилка» была размером с чемоданчик, и поговаривали о том, что решать вопрос об ее отключении пришлось на уровне руководства регионального управления ФСБ.

Подавитель сигнала мобильной связи. Источник: tehnoman.ru


…Возможность отключать мобильную связь на территории колоний была еще десять лет назад. Только руководству исправительных учреждений это, видимо, не нужно».

С последним замечанием, пожалуй, можно согласиться. Вспомним хотя бы опыт Грузии, где в изоляторе строгого режима № 7 на окраине Тбилиси отбывают срок воры в законе. Эта «крытка» надежно спрятана за зданием МВД и высоким железным забором. Здесь обеспечена полная изоляция «законников» от остального мира, в том числе, заблокирована сотовая связь. В таких условиях невозможно управлять преступным сообществом и осуществлять банковские аферы.

К сожалению, на мой взгляд, в нынешней России осуществить это сегодня невозможно. Не только потому, что наша страна намного больше, чем четырехмиллионная Грузия. Хотя размер в данном случае имеет значение. В нашем отечестве свыше семисот учреждений для лишения свободы и предварительного заключения, и обеспечение их «глушилками» обойдется в копеечку. Однако еще важнее другое. Когда-то я цитировал грузинского журналиста Гоча Гварамия, но не грех и повториться: «В России – благодатная почва для деятельности воров в законе. Во-первых, территория большая, на которой крутятся огромные деньги. Во-вторых, в России практически во всех государственных структурах еще с советских времен воры в законе имели своих людей, причем на высоком уровне – как в милиции, так и в партийных структурах, в администрации». 

Да и пенитенциарная система в нашем отечестве сильно подгнила. Так что вряд ли российским «сидельцам» стоит сильно беспокоиться. Разве что о повышении цены услуг «сотовых операторов» в погонах.



 

Комментарии (0)
- Пока еще никто не прокомментировал.
06.07.2020 18:31

Эльман Пашаев сообщил, что раннее сделанные Ефремовым заявления свидетельствовали о его готовности оплатить последствия аварии, в которой участвовала его машина. Но нести наказание Михаил Ефремов не намерен. Спустя несколько дней правозащитник объяснил, что его не так поняли

02.07.2020 13:26

В ролике девушка поет про запретную любовь арестантки и сотрудника правоохранительных органов. По словам начинающей певицы, в будущем она планирует снимать вайны, совмещая карьеру шансонетки с работой дознавателя МВД

30.06.2020 16:44

Отмена ограничения касается россиян, которые приехали в РО из других субъектов Российской Федерации. На тех же, кто пересек федеральные границы, новшество пока не распространяется

29.06.2020 17:45

Обращение к журналистам и общественности актер передал через адвоката. Ефремов заявил, что трагическое ДТП никак не связано с его политическими взглядами, и на всякий случай уточнил, что хорошо относится к Путину и некоторым поправкам в Конституцию

28.06.2020 11:14

Пока в интернете все активно обсуждают нашумевшие агитационные ролики про поправки в Конституцию и устраивают флешмобы, на избирательные участки уже третий день один за одним съезжаются рейсовые автобусы из ЛДНР с толпами желающих поставить галочку

28.06.2020 00:48

После нескольких публикаций в «Нахаловке» в трамвайном деле Новочеркасска наметился очередной разворот. Чиновники проснулись и решили расторгнуть контракт с многострадальным ООО «Спектр-Плюс», специалисты которого на протяжении последних лет неоднократно срывали сроки ремонтных работ. И.о. главы города Юрий Лысенко утверждает, что преемник злосчастного подрядчика будет назначен после расторжения контракта, а ремонт завершится к зиме

Тёрочки
РЕКОМЕНДУЕМ ПРОЧИТАТЬ
Товар успешно добавлен в корзину