00:55   27 мая
Оперативники задержали в Московской области мужчину и женщину, похищавших деньги со счетов компаний с помощью фиктивных исков. Криминальная парочка, по информации правоохранителей, умыкнула около 20 миллионов рублей. А чтобы омолодиться и заодно уйти от преследования мужчина сделал пластическую операцию
разборка, Ростов-папа

Сердце босяцкого града

Текст: Сергей Кисин Фото: Мария Волкова
19.02.2019 12:16
1.4K
«Все дороги ведут в Рим» – говаривали в средневековой Европе. «Всякий шлях указуе на Молдаванку» – отзывались в Одессе. «Все пути ведут на Богатяновку» – эхом вторили этому в Ростове. Из всех криминальных районов Папы именно этот стяжал себе славу сердца воровского города. «Нахаловка» растолкует почему  
В XVII веке в Карибском море близ острова Эспаньола (ныне Гаити) крайне мрачным местом считался островок Тортуга. С начала столетия его облюбовали флибустьеры всех мастей, устроив здесь настоящую «пиратскую республику», игнорирующую любые законы, кроме «кодекса джентльменов удачи». Ни испанцы, ни французы, ни англичане ничего не могли поделать с разросшимся карибским анклавом, куда стекались отчаянные сорвиголовы со всего света. 

В районе Ростова подобных «тортуг» был целый архипелаг – Берберовка, Нахаловка, Олимпиадовка, Горячий Край, Бессовестная слободка, Собачий хутор, Лягушевка, Грабиловка, Полуденка (ныне неблагозвучно называемая Говняркой) и прочие. Но безусловной «столицей» архипелага являлась знаменитая Богатяновка.    

Богатяновские дворы, 2019 год

Здесь селилась элита преступного мира, достигшая определенных высот в своей иерархии и ушедшая на заслуженный отдых. На Богатяновке обитали самые авторитетные «боги» и «мазы», лучшие «блатер-каины», содержатели подпольных публичных домов, притонов, игорных заведений, сводни, маклеры. Здесь проводились воровские «толковища», вершился суд, дуванилась добыча. 

При этом по старой ростовской воровской традиции местная босота не «гадила дома», здесь она только отдыхала от трудов праведных. Воровали-грабили-разбойничали-убивали в других местах («гастролеры» – исключение, но их тогда ловили и сдавали сами урки). Порядок (в понимании блатного люда) здесь поддерживался самой «хеврой». Да и поостереглись бы босяки беспредельничать фактически под окнами уважаемого «бога». Этот имманентный мир не нуждался во внешнем управлении. Он был самодостаточен по своей природе и самоорганизован, постепенно подчиняясь воровской дисциплине.



Район (несколько кварталов на запад и восток от Богатяновского спуска) считался одним из самых спокойных в городе. Недаром окружной уголовный суд был размещен именно на Богатяновке. Здесь же, на углу Малой Садовой и Богатяновского, располагался 3-й полицейский участок, а чуть поодаль – тюремный замок («дядина дача»), еврейская больница, коммерческое училище. Хотя сами городовые предпочитали обходить стороной кварталы Богатяновки южнее Большой Садовой. К чему гневить Большого бога? 

Отметим, что такое положение сложилось лишь к началу ХХ века. До этого тогдашняя восточная окраина Ростова вряд ли могла похвастаться спокойной жизнью. 



Место вокруг Богатого Источника начало заселяться сразу после ликвидации крепости св. Димитрия Ростовского. До этого поселение было запрещено, чтобы не перекрывать сектор обстрела крепостной артиллерии.

Из действующей цитадели сюда, на берег Дона, вел подземный ход; поныне его следы сохранились, хоть и засыпаны под бдительным надзором советских спецслужб. И хоть по крутому правому берегу достаточно естественных ключей и источников, вода петровского «колодезя» считалась самой целебной – «богатой». Поверху из той же крепости к нему была проложена дорога, ставшая впоследствии Богатяновским спуском. Как раз «колодезь» и дорога и дали название будущему району «коротких жакетов». 



Когда гарнизон св. Димитрия увели в Анапу в 1835 году, а на врата крепости повесили замок, территория вокруг целебного источника стала быстро застраиваться. До ликвидации цитадели это было запрещено, дабы не находиться в полосе огня крепостных орудий.

Купеческие слободы распологались ближе к судоходному в то время Темернику и выше на холме, где было суше во время ненастья. Здесь же обосновались крытые прибрежным камышом хатки рыбаков, бурлаков, извозчиков-драгилей, водовозов (продавали бочками воду «на горЕ», ибо ежедневно носить коромыслами по крутогорью ведра с водой не по плечу даже не самым слабым ростовчанкам), лодочников. Пристань здесь существовала еще с елизаветинских времен. Поскольку в середине XIX века Богатый Источник был окраиной Ростова с дешевой землей, именно сюда начали стекаться наиболее малообеспеченные слои вольных поселенцев. Подальше от торгового центра и полицейской власти.

После отмены крепостного права приток на окраины многократно увеличился. Имперская босота вперемешку с разорившимися крестьянами, разночинцами, поденщиками, отставными солдатами, иногородними, бурлаками, бродягами, нищими, погорельцами, беженцами, инородцами потянулась в Ростов. А с ними вместе, словно чуя добычу, и воры, грабители, душегубы, проститутки, юродивые, попрошайки, гадалки и пр. Богатяновка радостно раскрывала объятия дорогим гостям. 

С развитием Ростова его «приличные» кварталы все больше отдалялись от Дона в сторону степи, беднота же оттуда отселялась на стихийно застраиваемые Затемерницкое поселение и на Богатяновку – своеобразную буферную зону между Ростовом и Нахичеванью. Это давало и свои преимущества: отсюда было рукой подать до Нахичеванской межи, где полицейская власть города-на-Дону не действовала. 



Естественно, что удаленная от центра окраина привлекала разбойный и босяцкий люд. Одно время они обитали в развалинах крепости и окрестных пещерах да оврагах, но по зиме там особо не отсидишься. Требовалось постоянное и надежное обиталище. Днем мазурики промышляли в городе, на ночь удалялись в теплые «хазы» и «малины». Кстати, последний термин вошел в обиход ростовцев как раз в середине века, после выхода в свет блистательного романа Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы». Так он описывал один из главных притонов северной столицы под названием «Малинник», находившийся на Сенной площади (кстати, ростовская Богатяновка также расположена неподалеку от местной Сенной площади): «Они здесь уже полные господа... Тут они удобнее всего сбывают «темный товар», тут идут у них важные совещания, обсуждаются в маленьких кружках проекты и планы на какой-нибудь предстоящий выгодный клей, критикуются и подвергаются общей похвале или общему порицанию дела выгоревшие и невыгоревшие, то есть удачные или неудачные: но главное, появляется сюда этот народ затем, чтобы угарно пропить и проюрдонить (прокутить) вырученный слам в кругу приятелей и приятельниц.
 
ОТВЕЧАЮ!

Малинник – это в некотором роде главный и общий клуб петербургских мазуриков, центральное место для их сборищ, представляющее для таковой цели всевозможные удобства»


Роль «малинника» размером с район и играла в Ростове Богатяновка, постепенно превращаясь из неконтролируемой местными властями «тортуги» в относительно респектабельный специфический хинтерланд. 



Здешних беспредельщиков сначала отжали к самому Дону: мелкие шайки еще орудовали на воде и набережной, пугая прохожих. А к началу ХХ века «босяцкий заповедник» и вовсе избавился от них. Одну из последних банд выдавили отсюда в буйном 1905 году. Не желающего склонить выю перед тутошними «богами» взбаламошного «маза» Петьку Спешкина по кличке Лыско, который промышлял в районе Богатого Источника вооруженными нападениями на мещан и угоном баркасов, сдали полиции. Но, не дай боги, на Богатяновке. Нельзя же родной дом марать. Отморозка взяли на «хазе» Владимира Борового на Никольской. Остальная шайка разбежалась.     

Вспомним, что именно с Богатяновки начался знаменитый погром 18-19 октября 1905 года, когда с расположенного по соседству Покровского базара умело направляемые толпы громил, позабыв про «революцию», кинулись раскурочивать самые богатые магазины центра города. Которые, по удивительному совпадению, располагались уже в центре, на внушительном расстоянии от ростовской «тортуги».   



Богатяновка начала века постепенно превращалась в эдакий пеступно-логистический центр. Здесь держали воровской общак. Каждый «честный» обитатель хинтерланда, вернувшись с доброго «клея» и «напхнув» свою жертву, непременно должен был отчислить долю награбленного в фонд синдиката. Доли определялись на толковищах в зависимости от сложности и доходности «клея». Из этого фонда потом помогали арестантам местного централа, нанимали изворотливого «аблаката» (адвоката), давали мзду полиции за освобождение своих мазуриков, платили «пенсион» заслуженным ворам и вдовам канувших в воровскую лету «бойцов». Основными «донорами» общака были наиболее ушлые карманники-«марвихеры» (они редко возвращались без добычи), опытные «шниферы» и «медвежатники», способные за раз вынести крупные суммы из сейфов-«медведей», изворотливые воры-«городушники».    

Сюда перебрались самые крупные скупщики краденого, основав целые склады ворованного имущества. Они строили двух-, трехэтажные доходные дома, пускали квартирантов, а сами спокойно подсчитывали барыши от деятельности подчиненных им «мешков» (мелких скупщиков), промышлявших на базарах. Тут же содержались «ямы» – пагкаузы «дувана», откуда похищенный товар по дешевке вновь распределялся порой даже по тем же ограбленным накануне магазинам. Иногда сами торговцы просили богатяновских «блатер-каинов» посодействовать возврату хотя бы части похищенного, ибо для купца нет ничего хуже, чем дурные слухи о его коммерции.



Здесь же превращали капитал в недвижимость торговцы живым товаром, старосты «нищенских артелей», сутенеры-«зухеры». Тут бросила якорь знаменитая Королева Марго – любимая бандерша «дикой» проституции всех «джентльменов удачи». Здесь жил и председательствовал на толковищах авторитетный «бог» по кличке «Верховный судья» (Иосиф Демьяненко). На Богатяновке отдыхали от трудов тяжких знаменитый вор Иван Бедов (Ванька-Беда) и «марвихер-аристократ» Тимофей Кальнин (он же Сидоров). 

В «Тортуге» очень скромненько с хлеба на квас перебивался достаточно молодой, но уже легендарный вор Алексей Черепанцев по кличке «Манджура». Ещё 18-летним недорослем в 1901 году Лешка, окончивший местную «воровскую академию», работал в Ростове исключительно «фотографом» (специалистом по кражам золотых часов с цепочками). Попался, был нещадно бит и выслан «за Бугры». После освобождения остался на Дальнем Востоке. Долгое время жил в Маньчжурии и Японии (откуда и «погоняло»), ушел от воровства и возглавлял шайку китайцев-налетчиков, промышлявших грабежами в Харбине и на КВЖД. Прекрасно владел китайским и японским языками. После окончания русско-японской войны, когда Маньчжурия оказалась забита вооруженными людьми, вернулся в родной Ростов с полными карманами денег. Манджура содержал несколько притонов, на него работали ряд воровских шаек (в том числе форточников-малолеток из родной «академии»). Но ума Лешке хватило не «светить» и купить скромненький домик на Богатяновке, одеваясь чуть ли не оборванцем. 



Однако еще с китайских времен Манджура так и не смог перебороть в себе страсть к карточным играм. В тайных притонах дивились, как ханыга в лохмотьях запросто проигрывал тут от нескольких сотен до тысячи рублей зараз. На том и погорел при облаве 10 апреля 1906 года, отчаянно рубясь в модную «железку» в притоне на Никольской.

Гордостью Богатяновки были знаменитый «домушник» Василий Кувардин, обставлявший свои акции с театральным искусством, и «городушник-аристократ» Владимир Богданов. Настоящий наследник Соньки Золотой Ручки, работавший по разработанной ею технике «гутен морген». 

Специализация местной публики наложила отпечаток на «богатяновскую архитектуру». Крытые камышом землянки уступили место саманным хаткам, те в свою очередь глинобитным домам. А когда окраина разрослась так, что не могла уже вмещать всех желающих, здесь начали строить доходные дома с подвалами. И в без того диком поселении дома строились впритык, максимально запутывая не только пришлых, но и местных. 



До сих пор в этом районе прекрасно сохранились домовладения с внутренними двориками, у которых, кроме парадного входа с надежной решеткой, были еще четыре-пять выходов на соседнюю улицу, в проулки, крыши домов ниже по косогору и т.п. Нежданная полицейская облава не смогла бы застать обитателей врасплох, у них всегда было время раствориться в богатяновских лабиринтах. 

Внутренние дворики строились настолько запутанно для непосвященных (наличие летних кухонь, сараев, подвалов, ледников, ретирадных помещений, загонов для домашних животных, потаенных складов, причудливых внешних лестниц), что до сих пор входящие туда попадают впросак, чувствуя себя потенциальной жертвой ростовского Минотавра.



Участник всероссийской переписи 1897 года писал об этих местах: «Пунктом моих наблюдений служила та окраина нашего города, которая известна под именем Богатого источника… Как счетчику, мне для ознакомления со своим счетным участком пришлось предварительно обойти его кругом, и тогда-то меня прежде всего поразило отсутствие всякого благоустройства. По горам и долам разбросаны лачуги и конуры, то открытые и доступные. То совершенно неприступные. Подчас приходилось на такие места, где нельзя было и подозревать человеческого жилья; не то курятник, не то таинственное подземелье, не то собачья конура, примыкающая к убогому жилищу… Улиц здесь нет, а то, что называется улицей, является уж очень мизерным и, можно сказать, абстрактным. Дворов местами здесь тоже нет, а если где и существуют они, то представляют собою тесные и душные клетки. Здесь каждый из домохозяев ограждается от своих соседей, боясь не только своего имущества, но и собственной шкуры. Средствами ограждения не всегда служат заборы, как это бывает в благоустроенных частях города, проточные канавы, естественные овраги, курганчики, вбитые в землю колы… О тротуарах здесь, конечно, не может быть и речи, раз нет упорядоченных, строго урегулированных улиц и правильно отведенных дворов».



Не то что переписать, составить более или менее сносный план этому району оказалось делом непосильным. 

В местной газете в апреле 1911 года, например, печаталось такое письмо в редакцию: 

«Самым точным образом доказано, что эпидемические заболевания, из года в год повторяющиеся, имеют свои гнезда на Богатом Источнике, где антисанитария, благодаря отсутствию мостовых и правильно устроенных стоков, процветает в самых широких размахах и вносит свою заразу в водоносные источники родниковой воды, являющиеся предметом первой необходимости для всего города. Жители бесконечно вопили, что с наступлением первых признаков осени они совершенно отрезаны от всего мира, благодаря невылазной грязи, вплоть до жарких дней мая».

В этакой урбанистической мешанине вольготно себя чувствовали только беглые «кувыркалы» да «босая команда», не нуждающаяся в лишних свиданиях с городской полицией. Да и у самих городовых желания появляться в этом пиратском оазисе без особливой надобности не возникало.   



Атмосфера жизни накладывала свой отпечаток и на психологию местных жителей. Здесь предпочитала обитать лишь сильная духом нерефлексирующая публика, способная постоять за себя и выжить в нечеловеческих условиях. Соответственно складывалась и определенная психология людей. Здесь ковались весьма специфические нравы среди населения. К примеру, ради развлечения здешние детишки любили окунуть кошку в бочку со смолой, от чего она умирала в страшных муках из-за того, что сама не могла освободить от смолы свои естественные отверстия и отправить естественные надобности. Развлекались тем, что в заброшенном скверике разводили костер и бросали в него связанную по лапам кошку или собаку, привязывали к хвосту обезумевшего от страха животного тлеющую тряпку, мазали скипидаром задницу приснувшему некстати бродяге. 

Летом крали баркасы и нападали на катающихся на лодках обывателей. Но грабежи и насилия совершали исключительно на левом берегу Дона, подальше от родной Богатяновки. На правом берегу выходило себе дороже – сюда протянулись причалы ростовского порта. Так что при случае портовики могли так отметелить хулиганствующую босоту, что та носа не совала к докерам. 



И это неудивительно, ибо классические пролетарии и «рыцари индустрии» на дух друг друга не переносили. Желающие и способные трудиться искали себе местожительства в рабочих «украинных» слободках. В Богатяновском же хинтерланде селились главным образом близкие друг другу духом «пролетарии босяцкого труда», которые не только не воспроизводили материальные, а тем более духовные ценности, но как раз потребляли их в максимально паразитарной форме. Здесь не было (и поныне нет) не только предприятий, но даже ремесленных мастерских. В бунташной Бессовестной слободке или на не менее бандитской Нахаловке были церкви – в Богатяновке святым духом и не пахло. Здесь везде в глаза бросалась воровская натура, в ушах стоял кандальный звон, а ноздри вдыхали крепкий аромат жиганского естества. 

Со временем «украинная» Богатяновка была с речной стороны поджата причалами порта, механического завода Пастухова и мельницей Парамонова, с нахичеванской – кварталами дореволюционной Полуденной слободы (той самой Говнярки) и в постсоветские годы – заполненного наркопритонами Горчичного Рая. Оказавшись фактически в центре растущего города, «тортуга» тем не менее не утратила своего криминального флера, оставаясь «босяцким анклавом» Ростова-папы и последующие годы.

Комментарии (2)
Евгения
2 месяца назад
Интересная информация!Как мало мы знаем о прошлом своего города.Спасибо за публикацию.
Ответить
0
Анатолий пушков.
2 месяца назад
Очень интересно рекомендую , особенно молодым ростовчанам.
Ответить
0
Нахальные известия
25.05.2019 23:24

В последнее время в мире распространяются браки, заключенные с минимальным количеством участников процесса. То есть жениться (или выйти замуж) на самом себе (за саму себя) стало юридически возможно и даже круто

24.05.2019 01:06

Всемирно известный британский уличный художник Бэнкси инкогнито принял участие в венецианском биеннале, но местные полицейские не поняли его искусства

23.05.2019 00:29

В российском Центробанке намерены добиться запрета продажи купюр, схожих с настоящими. Сейчас продавцы и изготовители сувениров не несут ответственности, ведь на купюрах указано, что они шуточные. Тем не менее случаи мошенничества с использованием таких купюр происходят почти ежедневно

23.05.2019 00:14

В России раскрыта деятельность шайки мошенников, работающих под видом медицинских работников. За время «лечения» им удалось обмануть свыше 11 тысяч человек, нанеся общий ущерб на сумму более миллиарда рублей. Правоохранительные органы возбудили уголовное дело по статье 159 УК РФ, по которой в настоящее время проходят 25 человек

21.05.2019 16:29

Сотрудники силовых ведомств провели обыски в кабинете и дома у заместителя губернатора Ростовской области Сергея Сидаша. Арест грозил заместителю губернатора с февраля, именно тогда правоохранители начали расследование обстоятельств обустройства территории вокруг ростовского футбольного стадиона

21.05.2019 00:47

Попытка побега из таджикской тюрьмы 19 мая 2019 года превратилась в вооруженное столкновение, в результате которого погибли, как минимум, 32 человека

Тёрочки
РЕКОМЕНДУЕМ ПРОЧИТАТЬ
Товар успешно добавлен в корзину